Matt Elliott

Стандартный

Matt Elliott — английский музыкант, автор-исполнитель из города Бристоля (Bristol, England) более известный как автор тригических дарк-фолк баллад с явным славянским креном (отчего и попал в категорию «европейского трактирного фолка»), а также творчеством в электронном проекте The Third Eye Foundation.

Начинал Эллиот в группе Linda’s Strange Vacation, совместно с Kate Wright (Movietone) и Rachel Brook (Movietone/Flying Saucer Attack), примерно в тот же период когда Wright и Brook формируют Movietone, а Brook и Dave Pearce образовывают Flying Saucer Attack. И по старой дружбе, Мэтт играл у них всех.

Самостоятельное творчество Мэтта началось с альбома Semtex, проекта The Third Eye Foundation, который он выпустил на собственном лейбле Linda’s Strange Vacation, с помощью Domino Recording Company. Следующие три альбома проекта вышли на том же Domino в 1997, 1998 и 2000 годах, соответственно. Как Third Eye Foundation, Elliott работал с другими артистами: Amp, Hood, Yann Tiersen, Mogwai, Ulver, Tarwater, The Pastels, Navigator, Urchin, Suncoil Sect, Remote Viewer, Thurston Moore. Первая запись под личным именем, альбом The Mess We Made, была выпущена Мэттом в 2003 году. Как и последующие, в виде трилогии на французском лейбле Ici, d’ailleurs…..

врунете охотно о нем пишут и признаются в любви. к примеру так:

Для русской души музыка Эллиота с первых же песен представляется чем-то абсолютно родным, даже и не подумаешь, что Мэтт — поэт и музыкант из славного британского Бристоля. Итак, англичанин, играющий на гитаре, скрипке, барабанах, кумекающий в электронике, сочиняющий музыку и даже поющий. Иногда кажется, что песни исполняются на кухне музыканта, на которой собрались его выпивающие друзья, а за окном уже темно и сыро, и вдруг свистит закипающий чайник, и начинается ещё один день…

Потом приходит осознание, что песни Метта — это то, что плещется на донышке. В сладком остатке — приятный приглушенный псевдошансон, совершенно без пошлостей. Вальсирующие гитары, скрипочки и печальный хор сомнамбул-пьяниц сливаются в бесконечную историю одиночества с испитым лицом. Эллиотт будто примеряет на себя мысли и чувства артистичных бражников начала прошлого века, и они неожиданно оказываются этому сочинителю впору. В ряд трогательных и негромких гимнов алкоголю, будь то «Сегодня я пью» Сержа Реджани или «Сокольнички» Аркадия Северного, тонкая и томная пластинка Мэтта Эллиотта встраивается уверенно, словно завсегдатай заведения, прокладывающий путь к барной стойке. В пьяненькой печали есть что-то от Паскаля Комелада и Яна Тирсена, немного от Antony and The Johnsons, а также проблески благодарной стилистики «так может каждый» (при этом без злоупотребления плохим звуком и прочими принципами lo- fi). Его альбом«Drinking Songs» — это саундтрек к потерянному уикенду, сыгранный на пределе мечтаний. Обратясь к традициям европейского трактирного фолка, Мэтт Эллиотт является ярким и качественным его продуктом.

Мэтт начинал гитаристом в выдающейся бристольской группе Flying Saucer Attack, от чьих экспериментов с фидбэками во многом произошел так называемый построк. Потом у него был проект Third Eye Foundation, в пределах которого сначала исполнялся довольно интересный спейс-рок, а потом пошла писаться мечтательная электроника с уклоном в драм-н-бейс. Как только Эллиотт переехал из Бристоля во Францию, музыка его стала менее твердой. Пошли не треки, но песни, вышел просто прекрасный альбом «The Mess We Made», в котором музыкальных абстракций стало ощутимо меньше, а эмоций явно больше (он даже стал записываться под именем, доставшимся при рождении). «Drinking Songs» в плане вочеловечивания идет еще дальше и добирается прямиком до русских реалий.

Отечественная тема присутствует на пластинке не только в виде обложечной графики и подспудной алкоголической музы (Пластинку оформил молодой безумный художник Ваня Журавлев, в четырнадцатилетнем возрасте сбежавший из Владимира в Эдинбург.) Пятым пунктом идет траурная композиция под названием «The Kursk» — это Эллиотт написал песню про погибшую подводную лодку, тем самым окончательно вскрыв в себе болеющего душой декадента: образ совершенно по-блоковски привлекательный. конец цитаты

***

[Максим Семеляк, 5 мая 2005 (http://msk.afisha.ru) о альбоме Drinking Songs]: Мэтт Эллиотт — это тихий англичанин, играющий на гитаре, скрипке, барабанах, кумекающий в электронике, сочиняющий музыку и как-то даже поющий. Нынче он вроде как пригвожден к трактирной стойке — название диска говорит само за себя. Не то чтобы это были совсем пьяные песни в привычном понимании — здесь нет никакой специальной цыганщины, никакой уэйтсовщины, а так, что-то плещется на донышке. В сладком остатке — приятный приглушенный псевдошансон, совершенно без пошлостей. Вальсирующие гитары, ледащие скрипочки и печальный хор сомнамбул-пьяниц сливаются в бесконечную историю одиночества с испитым лицом. Эллиотт будто примеряет на себя мысли и чувства артистичных бражников начала прошлого века, и они неожиданно оказываются этому сочинителю впору. В ряд трогательных и негромких гимнов алкоголю, будь то «Сегодня я пью» Сержа Реджани или «Сокольнички» Аркадия Северного, тонкая и томная пластинка Мэтта Эллиотта встраивается уверенно, словно завсегдатай заведения, прокладывающий путь к барной стойке. «Drinking Songs» вообще много о ком напоминают: в их пьяненькой печали есть что-то от Паскаля Комелада и Яна Тирсена, немного от Antony and The Johnsons (только, конечно, без преувеличенного павлиньего пафоса), а также проблески благодарной стилистики «так может каждый» (при этом без злоупотребления плохим звуком и прочими принципами lo- fi). «Drinking Songs» — саундтрек к потерянному уикенду, сыгранный на пределе мечтаний. Обратясь к традициям европейского трактирного фолка, никаких музыкальных открытий Мэтт Эллиотт, естественно, не сделал. Все мало-мальские музыкальные открытия у Мэтта Эллиотта в недалеком прошлом. Он ведь начинал гитаристом в выдающейся бристольской группе Flying Saucer Attack, от чьих экспериментов с фидбэками во многом произошел так называемый построк. Потом у него был проект Third Eye Foundation, в пределах которого сначала исполнялся довольно интересный спейс-рок, а потом пошла писаться мечтательная электроника с уклоном в драм-н-бейс (последнее увлечение сказалось и на «Drinking Songs» — финальная композиция, длящаяся двадцать минут, отдает должное этому суетному, как перетряхиваемая в кармане мелочь, субжанру). Как только Эллиотт переехал из Бристоля во Францию (а случилось это пару лет назад), музыка его стала менее твердолобой. Пошли не треки, но песни, вышел просто прекрасный альбом «The Mess We Made», в котором музыкальных абстракций стало ощутимо меньше, а эмоций явно больше (он даже стал записываться под именем, доставшимся при рождении). «Drinking Songs» в плане вочеловечивания идет еще дальше и добирается прямиком до русских реалий. Отечественная тема присутствует на пластинке не только в виде обложечной графики и подспудной алкоголической музы. (Пластинку оформил молодой безумный художник Ваня Журавлев, в четырнадцатилетнем возрасте сбежавший из Владимира в Эдинбург.) Пятым пунктом идет траурная композиция под названием «The Kursk» — это Эллиотт написал песню про погибшую подводную лодку, тем самым окончательно вскрыв в себе болеющего душой декадента: образ совершенно по-блоковски привлекательный. конец цитаты

***

[Александр Горбачев, 29 октября 2008 (http://msk.afisha.ru) о альбоме Howling Songs]: Вначале пил, потом терпел неудачи, теперь настало время выть. «Howling Songs» — заключительная часть печальной трилогии, начатой пластинками «Drinking Songs» и «Failing Songs». Задумал и осуществил песенный трехтомник Мэтт Эллиотт — англичанин по происхождению и испанец по нынешней прописке, ­со­участник хорошего экспериментального состава Flying Saucer Attack и основатель хорошего экспериментального состава The Third Eye Foundation, хмурый скромняга-гений, способный растравить сердце до такой степени, что и вправду без бутылки не обойдешься. Его музыка — это горький моряцкий шансон, будто бы сыгранный из затопленной подводной лодки (на «Drinking Songs» среди прочего фигурировало десятиминутное посвящение «Курску»); песни у костра, вырастаю­щие в аутодафе. Эллиотт — отшельник-одиночка, все многоголосье, все приумно­женные гитары и шумовые крещендо, звучащие на «Howling Songs», он играет сам; его методы чем-то напоминают методы Леонида Федорова в сольной ипостаси (кстати сказать, и того и другого я видел живьем — и концерты этих людей производят схожее впечатление: буд­то тебя и все твои помыслы выжали насухо и скрутили в морской узел). Мэтт со своей пропащей душой — вообще наш человек, и свою неизбывную хмельную печаль он излагает на до боли знакомых языках. Как и на предыдущих альбомах трилогии, здесь многое вдохновлено музыкой восточноевропейских кочевых племен, причем зачастую в самых похабных ее проявлениях — акустическая распутица, истерические цыганские скрипочки, хоровые распевы, балканский разгул, чуть ли не «Очи черные». С этими разухабистыми источниками Эллиотт проделывает удивительную операцию — затормаживает, топит в слезах; карнавал превращается в панихиду, как в мультфильме про капитана Врунгеля яхта «Победа» в один миг стала «Бедой». На «Howling Songs» этот эпизод повторен почти буквально — здесь есть песня (едва ли не лучшая), которая так и называется: «Я назову это судно «Трагедия», благослови, Господь, его и всех, кто плывет на нем». Тело будет предано земле, а старший мичман будет петь.

***

music.dirty.ru: С виду Мэтт напоминает такого долговязого паренька из соседнего подъезда: коротко стриженый, сутулится. Посмотришь на него и скажешь, что он может быть электриком в ЖЭКе или библиотекарем, установщиком кондиционеров, экспедитором, продавцом автозапчастей. Кем угодно, только не инди–фолк музыкантом, тем более из Великобритании. Такое первое и весьма обманчивое впечатление производит Мэтт Эллиотт — один из самых осенних деятелей такого рода, что доводилось слушать.

Как гласит легенда, в детстве его впечатлил православный хор, после чего Мэтт стал воспринимать музыку, как мистерию. Потом была работа в культовом магазине «Револьвер Рекордз», эксперименты с электронной музыкой, разочарование в оной, и наконец, несколько очень недурственных акустических альбомов.

Кстати, Мэтт — один из немногих западных музыкантов (а, возможно, единственный) кто разделил с русским народом боль от трагедии с подводной лодкой «Курск». Он посвятил морякам очень замечательную и трогательную песню. Причем, сделал это, насколько можно судить, совершенно искренне. конец цитаты

***

Дядька [info]sikomor написал в сообществе [info]wishyouwererare после выхода альбома The Broken Man (2012) — «Неплохое начало нового музыкального года — первый значительный релиз с пометкой 2012, новый альбом бристольского музыканта Мэтта Эллиотта, известного многим по памятной песне о затонувшей подлодке «Курск» (это скорее относится к людям с короткой памятью, таким, как я, остальные помнят и любят его не только за это). Изначально Matt Elliott находился под влиянием русской хоровой церковной музыки, что и подвигло его на занятие творчеством. Трагические скорбные интонации, пронизывающие все его записи, присутствуют и на этом альбоме, акустические же аранжировки добавляют музыке интимности и подчёркивают личный характер всех исполняемых композиций и невероятную открытость манеры Мэтта, полностью погружённого в свои горестные думы и словно созерцающего призраки давно ушедших любимых ему людей. Изредка появляющийся на заднем плане хор напоминает скорее волчий вой в стужу, а цыганские и восточноевропейские мотивы его песен вызывают в памяти образы какого-то заброшенного кабака, где он заливает своё непроходящее горе вином.» конец цитаты

***

в 2013 году daily.afisha.ru после выхода альбома «Only Myocardial Infarction Can Break Your Heart» написала так: Печальный белый человек с акустической гитарой подтверждает свою репутацию тихого гения: несмотря на ироничный заголовок, эти песни могут разбить вам сердце не менее сильно, чем инфаркт миокарда.

Как звучит

Примерно как и остальные альбомы Эллиотта: низкий страдальческий мужской голос поет очень грустные песни под аккомпанемент акустической гитары, которая посредством многократного наслоения партий друг на друга нередко превращается в почти что построковый оркестр. (Тут надо, впрочем, оговорить, что у диска есть и вторая часть, подписанная группой The Third Eye Foundation, с автотюном и электроакустическими коллажами — тоже, впрочем, вполне беспросветными.) Эллиотт поразительным образом умеет совместить задушевную восточноевропейскую мелодику с англосаксонской традицией песен грустных мужчин — благодаря чему означенные песни начинают звучать совсем уж душераздирающе (в самом лучшем смысле слова, разумеется). Вообще, пластинки у Эллиотта выходят нередко, но даже в его впечатляющей дискографии «Only Myocardial Infarction Can Break Your Heart» выделяется силой чувства — в особенности это относится к самой первой семнадцатиминутной вещи «Право на плач», которая в буквальном смысле слова берет за душу и не отпускает ни на секунду.

Чем интересно

Без лишнего надрыва и истерик этот альбом обеспечивает такой катарсис, что только держись: жизнь по Мэтту Эллиотту — это боль, но боль чертовски красивая.

***

0000029445_10

5220982

7136210_orig

***

Discography

All recordings were released under the Third Eye Foundation name up to and including 2001’s I Poo Poo on Your Juju, later recordings were released under Elliott’s own name. 2010’s The Dark was again released under The Third Eye Foundation.

Studio albums

Semtex (1996, Linda’s Strange Vacation)
In Version (1996, Linda’s Strange Vacation) — remixes of tracks by Flying Saucer Attack, Amp, Crescent, Hood.
Ghost (1997, Domino)
You Guys Kill Me (1998, Domino)
Little Lost Soul (2000, Domino)
I Poo Poo on Your JuJu (2001, Domino) — remixes of tracks by Yann Tiersen, Tarwater, Urchin, The Remote Viewer, Chris Morris, Blonde Redhead, Faultline and Glanta.
The Mess We Made (2003, Merge)
OuMuPo (2004, 0101 music) — 42 minute remix of Ici d’ailleurs back catalogue with a set of rules[5]
Drinking Songs (2005, Ici, d’ailleurs…/Acuarela Records)
Failing Songs (2006, Ici d’ailleurs/Acuarela Records)
Collected Works (2006, Domino) — combines Ghost, You Guys Kill Me and Little Lost Soul, plus extra tracks
Howling Songs (2008, Ici d’ailleurs…)
Failed Songs (2009, Ici d’ailleurs…)
The Dark (2010, Ici d’ailleurs…)
The Broken Man (2012, Ici d’ailleurs…)
Only Myocardial Infarction Can Break Your Heart (2013, Ici d’ailleurs…)
The Calm Before (2016, Ici d’ailleurs…)

Singles

«Universal Cooler» (1996, Planet Records)
«Semtex» (1997, Domino)
«Stars Are Down» (1997, 7″ given away with Obsessive Eye magazine, split with KS Kollective)
«Sound of Violence» (1997, Domino)
«There’s No End in Sight» (1998, Fat Cat Records, split with V/Vm)
«Fear of a Wack Planet» (1998, Domino)
«In Bristol with a Pistol» (1999, Domino)
«What Is It With You?» (2000, Domino)
«Borderline Schizophrenic» (2003, Domino)

External links

Official
Wikipedia
Discogs
Bandcamp

One response

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s