Beirut

Стандартный

beirut_band_drew_reynoldsa_wide-214a3bfc5f700bd398103a9d851113888584b9bc-s900-c85Beirut — бывшее названием сольного проекта американского музыкального путешественника Зака Кондона (Zach Condon), оказавшееся в нулевых, бренднеймом довольно популярного интернационального поп-фолка наравне с дикоамериканой Девендры Банхарда и лоуфайногокабаре сестричек Кэседи.

Зак Кондон играет на множестве инструментов: флюгельхорне и укулеле (flugelhorn и ukulele), на трубе, euphoniumе (теноровой тубе), мандолине, аккордионе, различных клавишных инструментах а также модифицированной морской раковине (conch) которая звучит в альбоме The Flying Club Cup.

5718c66b0481839706733a2222a7ca08

О его творчестве написан в рунете достаточно много, так что я процитирую частями:

Вокалист Зак Кондон начал свои музыкальные эксперименты в возрасте 15 лет. До того, как он собрал вокруг себя группу единомышленников, которые и составляют коллектив Beirut, Зак попробовал себя в джазе, ду-вопе и электро-акустических экспериментах. В возрасте 16 лет он отправляется в путешествие по Европе, где знакомится с балканской брасс-музыкой и фольклором цыган. В 2006 году Зак записывает со своим коллективом первый полноформатный студийный альбом Gulag Orkestar, который вышел на лейбле Ba Da Bing!. В записи также принимали участие Джереми Барнс и Хизер Трост из группы A Hawk and a Hacksaw. Релиз повлек за собой волну положительной реакции как со стороны публики, так и со стороны музыкальных критиков.

на skateboarding.ru в то время было написано:  «инди открытие 2006-ого года – Beirut с альбомом Gulag Orkestar – буквально демонстрируют нам восточно-европейское «фолк творчество».  В принципе далеко ходить не надо, и держа альбом Gulag Orkestar наше сознание уже подготавливают к восприятия контента так как на обложке нас приветствуют две дамы в стиле soviet и конечно же чудо отечественного (для нас с вами) автопрома ВАЗ 2106 (шестёрка).  Конечно, в Америке и Европе – такая обложка может заинтриговать покупателя, у нас же – это рискованный ход. Мы  можем просто счесть, что это что-то типа Михаила Круга может или какие-то за-бутылко-водочные песнопения.

Но нет, 19-летний Зак Кондон (Zach Condon) из Альбукерке (США), не собирался тягаться с  застольным фольклором и могучим шансоном. Имея ярко-выраженный интерес к фольклору североевропейских стран,  друзей знакомых и имеющими опыт в написании похожей музыки (Jeremy Barnes — Neutral Milk Hotel), Зак преподносит нам своё видение такого творчества. Смешивая исполнения на разных инструментах, свойственных фольклору тех или иных стран,  Зак поёт про то, что может не совсем хорошо и знает-то на самом деле.  Лирика не сильно интересует, ибо её в принципе ее как чего-то связанного и художественного – нет! Ну это можно понять, как никак создавая такую музыку, чтобы ещё и подпереть звучание словами, надо петь о том на, что эта музыка указывает (опять же  восточная Европа) – Зак там никогда не был, а в школе, я сомневаюсь, что им рассказывали по чём в Прибалтике хлеб, и рубятся ли на скейтах в той же Братиславе (про то что там на части режут в отелях – это рассказывали видимо).

04nite600.1

Так всё же, Gulag Orkestar – альбом-адаптация для Америки – или всемирный хит в своём роде? Я думаю, что немножко и от первого и больше от второго.  В музыки присутствует много духовых партий (которые в принципе и задают  такой, «балтийский» тон).  Все треки выдержаны в одном стиле, делая альбом чем-то единым, цельным.  Звучит всё и вправду как Оркестр. В принципе получается более или менее понятная картина: «политзаключенные из западных районов СССР, организовали в одном из лагерей ГУЛАГа оркестр», соответственно и мотивы грустноватые, меланхоличные, унылые, но в них есть своя романтика, интерес, искра, которая делает их особенным и непохожими на обычные инди-эксперименты.»

В октябре 2007 года следует выпуск второго альбома The Flying Club Cup. На этом альбоме заметно смещение ориентиров музыканта от Балканского полуострова ко французской Бретани. Писали об альбоме примерно так: «После удивительного дебюта «Gulag Orkestar» группа BEIRUT выпускает свой второй альбом. Человека-оркестр Зака Кондона (именно он и составляет BEIRUT) уже сравнили одновременно с Томом Йорком и Кустурицей, хотя, конечно же, эти сравнения приблизительны и поверхностны. По словам самого музыканта, во время работы над новой пластинкой он много слушал Жака Бреля и вообще разного французского шансона и альбом «The Flying Club Cup» является своеобразным «любовным письмом французской культуре». Слушателей ожидает очередная порция осеннего волшебства и «пышные струнные аранжировки» цит. folkcd.ru«. Или так: «Свой второй студийный диск «The Flying Club Cup» Зак Кондон посвятил стране, в которой началась его сознательная музыкальная биография. Если верить фронтмену Beirut, «каждая песня на этом альбоме ассоциируется с каким-то французским городом». В 13 треках «The Flying Club Cup» можно расслышать богатейшие фольклорные россыпи — балканские, французские, итальянские, ближневосточные и цыганские, ароматно насыщенные духовыми, струнными и аккордеоном. А кроме того — для большей театральности — немножко кабаре, немножко свинга, немножко балладных сантиментов, немножко киношной романтики. А также: много актерского таланта и вокального артистизма, много детского веселья, юношеской грусти и взрослой умиротворенности. Cегодняшний Beirut — это десять музыкантов и 19 инструментов, на половине из которых Зак играет сам. Он же пишет и аранжирует всю музыку, удивляя и радуя пестрым звуковым колоритом. цит. ex.ua«

148E500032C3E34C

В августе 2011 года, после насыщенного тура по Бразилии, группа выпустила свой третий студийный альбом The Rip Tide, который достиг 80-й строчки в американском чарте Billboard 200 и получил, в основном, благоприятные отзывы. В рунете, к примеру, такие: «Со времени последнего альбома Beirut прошли убийственные по меркам современной индустрии 4 года — после таких длительных перерывов вспоминают разве что о самых важных и любимых группах (вот недавно, например, после пятилетнего отпуска возвратилась группа The Rapture). C одной стороны, нам всем кажется, что 2007-ой год был еще только вчера, но с другой, музыкальный мир за это время необратимо изменился, гитарную музыку неоднократно объявляли мертвой, а дабстеп превратился в мем. Стоит не раз подумать, прежде чем прерывать затишье и возвращаться в такое время.

Конечно, Зак Кондон ушел в подполье не бесследно. С 2007 по 2011 год он выпустил двухдисковую экспериментальную EP «March of the Zapotec and Holland», половину которой занимали чисто электронные треки, проехался по миру с несколькими турами (один из которых мне посчастливилось застать) и отменил один из них, объясняя это тем, что он хочет полностью переработать концертный материал группы. И вот, наконец, долгожданное возвращение, скромное и тихое, будто бы и не было всех этих лет: альбом The Rip Tide, который идет всего 33 минуты, то есть, даже меньше, чем вышеупомянутая EP. Такая скромность в эпоху победившей мегаломании Канье Уэста подкупает: The Rip Tide не претендует ни на идолопоклонничество, ни на медаль лучшей новой музыки — он нужен только тем, кто его ждал.

Особенно странно говорить такое про альбом Beirut, ведь на всех их предыдущих записях некуда было деваться от эйфории и трагедии, они были переполнены громкими, отчаянными мелодиями, подчас позаимствованными у весьма отчаянных народов. Пока современники Зака искали новые влияния во времени, он наведывался в чужие музыкальные пространства: на первом альбоме играл балканскую музыку, на втором — французский шансон, а на March of the Zapotec даже исполнил несколько мексиканских песен. Можно сколько угодно спорить об искренности любви Кондона к музыке народов мира (вот хотя бы взять и проверить биографический фактоид о встрече Зака с цыганами), но невозможно отрицать, что за этими стилизациями отчетливо слышался и его собственный голос.

2013+Governors+Ball+Music+Festival+Day+3+xwwjvRFz9D_x

На The Rip Tide Кондон делает то, чего никогда бы не сделал прямой предок Beirut и первый пилот «Аэроплана над Морем» Джеф Мангум — сажает этот самый аэроплан домой. Плеяда лирических персонажей (по большей части не самой завидной судьбы) с предыдущих альбомов Beirut уступает на The Rip Tide место самому автору, а марши и вальсы — более традиционным поп-песням и балладам. Обращение к личным конфликтам (а на этом альбоме есть песни и про творческий кризис, и про тяжесть жизни в разъездах, и про возраст) потребовало куда больших нюансов в мелодии и куда более сдержанных аранжировок, чем вымышленные истории о путешественниках и проститутках из Марселя. И хоть в песнях на The Rip Tide расстояние друг от друга герои все еще измеряют в милях, этот альбом уже куда больше, чем предыдущие, говорит об отдаленности внутренней, в том числе и от самого себя. Это альбом про поиск покоя и дома, и не даром среди множества песен, названных в честь географических точек, впервые появилась песня посвященная родному городу Кондона Санта-Фе.

Многих поклонников Beirut такая перемена, видимо, не устроит. При столь коротком метраже и не бросающихся в глаза достоинствах, The Rip Tide легко пропустить мимо ушей в общем потоке и классифицировать как очередной инди-поп альбом. Несомненно, что The Rip Tide будут вменять отказ от диковинных фольклорных аранжировок в пользу видимой простоты и доходчивости. У этих претензий есть свои основания: некоторые вещи на этом альбоме звучат бледно по сравнению с предыдущим материалом Beirut, а маршевые барабаны и торжественные трубы иногда будто бы присоединены к песням по необходимости.

Как бы то ни было, у нас будет возможность наблюдать за тем, как будут развиваться Beirut, и это одна из самых приятных черт как и The Rip Tide, так и всего творчества группы. Кондон выпустил свой прекрасный дебют Gulag Orkestar в 20 лет, а первое демо записал и вовсе в 15, и каждый новый альбом Beirut с тех пор — ощутимый шаг вперед в развитии талантливого и не похожего ни на кого из современников автора. The Rip Tide документирует освобождение Кондона от балканского китча, его способность создавать самоценные песни, не нуждающиеся в дополнительных подпорках. В компактом пространстве The Rip Tide нет ничего лишнего, каждая из 9 песен на этом альбоме заслуживает отдельного внимания. Значительно просторнее стали и сами песни, но даже самые минималистичные из них могут сказать больше, чем многие альбомы.» цит. xomusic.wordpress.com

Beirut+wallpaper

beirut_band_drew_reynoldsa_wide-214a3bfc5f700bd398103a9d851113888584b9bc-s900-c85

и в 2015 написали вот такое (об альбоме «No No No«): В 2013 году Зак Кондон разводится с женой, что сильно ударило по его душевному состоянию. Истощение и попытки сбежать от реальности привели к тому, что Зак попал в больницу в Австралии — это заставило его отменить оставшуюся часть тура с альбомом The Rip Tide. К счастью, после затянувшегося молчания Кондон нашёл вдохновение и силы, чтобы продолжить карьеру. Собрав музыкантов в студии, он записал альбом за две недели. Зак Кондон поделился своими мыслями с фанатами: «Я был полностью раздавлен морально, и мое тело откликнулось на это соответственно. Впервые в своей жизни я испытывал такую неуверенность в себе. Я занимался самоедством и летел в чертову пропасть. Появление в моей жизни новой любви дало силу и смысл существования, зажгло солнце и стерло весь негатив. Я определенно не был бы тем, кем я сейчас являюсь, если бы не прошел сквозь все это». а в сообществе E:\music\ написали, несколько водянисто, но написали: «Долгожданный четвёртый студийный альбом человека-оркестра Зака Кондона и его команды. Выпустив крайний лонгплей в 2011-м, коллектив ненадолго притих: интенсивный гастрольный график, тяжёлый развод и общее истощение пошатнули здоровье лидера группы и морально, и физически. Кондон попал в больницу, прошёл курс реабилитации, встретил новую любовь и посвятил пару недель прошедшей зимы записи новой работы, крайне отличающейся от других студийников. «No No No» хоть и продолжает курс коллектива, взятый альбомом «The Rip Tide«, на более привычную, но от этого не менее интеллектуальную, поп-музыку с протяжными клавишными мелодиями, но звучит ощутимо задумчивее, тише и грустнее. Это уж точно не Beirut образца «Gulag Orkestar» — дебютника, поразившего европейскую аудиторию неожиданным для группы из США вниманием к балканскому фолку и около-советской эстетике. Тем не менее, для тех, кто никогда не слушал Beirut, новый альбом — возможность полюбить группу «с нуля», а фанатам же выпал шанс открыть её новые стороны». а на обратной, так: «Четыре года ничего не было слышно об авторе бессмертной вещицы «Prenzlauerberg» (как название района в городе Берлин) и других милейших произведений. И вот, в 2015 году на культовом лейбле 4AD появился новейший альбом Beirut, озаглавленный «No No No» — четвертая пластинка группы, возглавляемой, питаемой и направляемой сингером-сонграйтером из Нью-Мексико по имени Зак Кондон, когда-то пленительно соединившим инди-поп с музыкой балканских стран. Не могу сказать, что новый диск испытывает какие-то особенные восточноевропейские влияния — тем более, что коллектив благоразумно старается не бить в одну и ту же точку, уже изрядно избитую предшественниками. На новом диске Beirut предстают несколько опустошенными и упрощёнными до прозрачности: чуть усилится ветер и унесёт эти робкие песни за горизонт. Возможно, это связано с недавними личными драмами автора. Ритм первого трека «Gibraltar» построен на бонгах, фортепиано и хлопках, второй оживает аналоговой синтезаторной теплотой, а далее коротенькие (не более трёх с половиной минут) песни затихают в скрипичной неспешности маленького оркестрика.»

***

beirut5b15d

mgid-uma-artist-mtv

***

Personnel

Live, Beirut’s roster generally consists of:

Zach Сondon – trumpet/flugelhorn/ukulele
Nick Petree – drums/percussion/melodica
Paul Collins – electric bass/upright bass
Kyle Resnick — trumpet
Ben Lanz – trombone/sousaphone/glockenspiel
Aaron Arntz — piano/keyboards

Past members include:

Kristin Ferebee – violin
Jason Poranski – guitar/mandolin/ukulele
Heather Trostviolin/viola
Jon Natchez – baritone sax/mandolin/glockenspiel/keyboards
Tracy Pratt – trumpet/euphonium/flugelhorn
Greg Paulus – trumpet
Kelly Pratttrumpet/french horn/glockenspiel/keyboards
Jared van Fleet – piano
Perrin Cloutier – accordion/cello

Discography

Albums

Gulag Orkestar (May 9, 2006)
The Flying Club Cup (October 9, 2007)
The Rip Tide (August 2, 2011)
No No No (September 11, 2015)

EPs

The Guns of Brixton / Interior of a Dutch House (November 13, 2006) – Calexico/Beirut 7″ split single
Lon Gisland (January 30, 2007)
Pompeii EP (February 28, 2007)
Elephant Gun EP (June 25, 2007)
March of the Zapotec/Holland EP (February 16, 2009 – Unofficially released onto iTunes on January 27)

*

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s