Electroacoustic’s Ensemble

Стандартный

Electroacoustic’s Ensemble — коллектив, специализирующийся на исполнении электроакустической музыки разных жанров. Создан в Украине композитором Аллой Загайкевич в 2009 году, ансамбль является международным коллективом с переменным составом, проектом — «трансформером», когда в зависимости от замысла концертного проекта исполнительский состав включает «академических» исполнителей, музыкантов народного аутентичного исполнительства, или музыкантов «new improvisation music».

Первое выступление Electroacoustic’s Ensemble состоялось на концертах Международного проекта елеткроакустичнои музыки и медиа-арта ЕЛЕКТОАКУСТИКА-2009 в рамках Международного фестиваля современного искусства ГОГОЛЬFEST с аудио-визуальным произведением SUD/EST (видео-арт Вадима Йовича) с участием украинских, российских и иранских музыкантов.

В 2010 году Electroacoustic’s Ensemble выступал на концертах Международного фестиваля KODY в Люблине с электроакустическим произведением NORTH/WEST, где использовались образцы аутентичной музыки Ровенского Полесья, и с большой программой на Международном фестивале современного искусства Porto-Franko в Ивано-Франковске. Так же В сентябре 2010 года Electroacoustic’s Ensemble стал участником Association of Electroacoustic Muisc of Kyiv Composers Union (Президент Ассоциации — А.Загайкевич).

Среди участников ансамбля — Сергей Охримчук, скрипка (Украина),  Илья Белоруков, саксофоны (Россия), Владислав Макаров, виолончель (Росся), Максим Шалыгин, баян (Украина), Амир Хатаи, сантур, томбек (Иран), Вадим Йович, перкуссия, видео-арт (Украина), Ирина Клименко, пение (Украина), Алла Загайкевич, компьютер, программирование, терменвокс (Украина).

free improvisation, avant-garde: electronic, folk: ukrainian, new improvisation music

***

Студийный альбом коллектива — Nord/Ouest (2012)

dsc_0128 dsc_0129

скачать тут press here: ▄▄▄▄▄▄▄▄▄

Recorded on June 12 2010 at Studio Arkadiya, Kyiv, Ukraine
Recording engineer – Arkady Vikhariev
Mixed and mastered at Electronic Music Studio
of Kyiv National Music Academy by Alla Zagaykevych

Electroacoustic’s Ensemble:
Alla Zagaykevych — composition, programming, live electronics, vocal, theremin
Iryna Klymenko — vocal
Sergiy Okhrimchuk — violin, vocal
Vadim Jovich — percussion

www.amazon.com
www.nexsound.org
cover by Alex Vorodeyev

Следующий после “SUD/EST «гео-поетический» проект Electroacoustic’s ensemble акцентирует на хтоничности и «непойманости» фольклора северно-западного региона Украины, знаменитого Ровненского полесья, его «свободной» и одновременно очень «закрытой» природе. “Вектор культуры — nord/ouest» (Г. Дебор) в этом произведении означает не столько «свободное распространение» культуры, сколько – сосредоточенное «прислушивание» к «звукам» и «знакам» nord/ouest. Структурная идея произведения базируется на создании своеобразного гетерофонного ансамбля электронных и инструментальных средств с фольклорным материалом. Произведение написано на заказ Международного фестиваля «Традиции и авангарды. Коды» в Люблине.

«Цей запис, замішаний на переосмисленні фольклору Рівненського Полісся – дійсно дивна подорож по закинутих місцинах і забутих спогадах, містична і прозаїчна водночас. Прозаїчна – бо після 1986 року Рівненське Полісся невпинно спустошується, тож тут справді йдеться про покинуті села і здичавілі землі. Містична – бо, з одного боку, фольклор саме цих місцин не раз вражав глибиною коріння, яке сягало значно далі, ніж просто дохристиянська доба. З іншого ж – ця місцевість, опромінена в результаті Чорнобильського вибуху, постає як генетично модифікований жорсткими зовнішніми впливами носій зерна пост-ядерної культури, в якій доісторичне і новочасне може сплавитися, злитися в єдину спіраль, аби вийти за межі історичного мислення і структурованої культури. У всякому разі, така можливість є – і альбом «Nord/Ouest» можна розглядати як один з варіантів її озвучення. Не менш дотепний, ніж, скажімо, «Опромінені звуки» Олександра Нестерова (власне, перший подібний експеримент в українській музиці). Алла Загайкевич – майстер ясного і незручного вислову, що його неможливо проковтнути, не доклавши зусиль до розуміння. Це свого роду виклик, провокація небайдужих. А до байдужих, мабуть, і байдуже..»  Антон Йожик Лейба

или в переводе «Эта запись, замешанная на переосмыслении фольклора Ровенского Полесья – действительно удивительное путешествие по заброшенным местам и забытым воспоминаниям, мистическая и прозаическая одновременно. Прозаическая – поскольку после 1986 года Ровенское Полесье постепенно пустеет, поэтому здесь действительно речь идет о покинутых деревнях и одичавшей земле. Мистическая – ибо, с одной стороны, фольклор именно этих мест не раз поражал глубиной корней, которые уходили гораздо дальше, чем просто в дохристианскую эпоху. С другой же – эта местность, облученная в результате Чернобыльского взрыва, предстает как генетически модифицированный жесткими внешними воздействиями носитель зерна пост-ядерной культуры, в которой доисторическое и современное может сплавиться, слиться в единую спираль, чтобы выйти за пределы исторического мышления и структурированной культуры. Во всяком случае, такая возможность есть – и альбом «Nord/Ouest» можно рассматривать как один из вариантов ее озвучивания. Не менее остроумный, чем, скажем, «Облученные звуки» Александра Нестерова (собственно, первый подобный эксперимент в украинской музыке). Алла Загайкевич – мастер ясного и неудобного высказывания, которое невозможно проглотить, не приложив усилий к пониманию. Это своего рода вызов, провокация неравнодушных. А что до равнодушных – пожалуй, и безразлично..»

Alla Zagaykevych and Electroacoustic’s Ensemble — «II (excerpt)» (Nord/Ouest) — text by By Adam Strohm

I don’t know much about Ukrainian arts and culture. Sad but true, even though I live in a Chicago neighborhood full of Ukrainian immigrants and their descendants, minutes away from the foremost exhibitor of Ukrainian art outside the borders of the former Soviet state. I’m a negligent interloper into a cultural enclave, perhaps, though I plead in my defense that traditional Ukrainian music has never really had its time in the sun. Plenty of people know the sound of Bulgarian vocal choirs, Tuvan throat singing, and Balinese gamelan, but Ukrainian folk styles are probably an unknown to all but the most intrepid of ethnic music explorers. For that reason, there’s a part of Nord/Ouest that’s liable to soar right over the heads of many non-Ukrainian listeners. The proclaimed “geo-political” music was inspired by the folklore and physical environment of Ukraine’s Rivne Polissya region, an amalgamation of modern electronics with traditional sounds from Ukraine’s northwest. Even if one can’t pick up on the specifics of what Alla Zagaykevych and Company are doing, the contrast at the core of Nord/Ouest is easily apparent.

Alla Zagaykevych is the founder of Electroacoustic’s Ensemble and Nord/Ouest’s core contributor. Her electronics are the album’s constant, the ocean on which the rest of the music floats. Vaporous clusters of tones swoop and swirl in colorful auroras, littered with a miscellany of other electronic emissions and occasional theremin — squiggly spurts like a foghorn amidst the sometimes murky haze. Vadim Jovich’s percussion plays at the music’s outer edges, providing textural support and arrhythmic splatters, in league with Zagaykevych’s electronics in setting the scene for Nord/Ouest’s leads. On the first and third untitled tracks, Sergiy Okhrimchuk’s violin plays at center stage, scratching and scribbling in messy tangles, arresting itself before it engages in any activity that might be construed as too melodic. There’s attention paid to an overall ambience, but Nord/Ouest isn’t an album that aims for cohesion or an overly homogenized sound. This becomes most apparent on the second track, which features vocals from Iryna Klymenko, with accompaniment from Zagaykevych, and Okhrimchuk. It’s in the singing that Nord/Ouest ’s link to Ukrainian folklore is at its most obvious. Even when it’s echoed or effected, the strident voices ring out as Electroacoustic’s Ensemble’s human element, that which keeps the album’s conceit from feeling too academic. When Klymenko duets with Zagaykevych, the effect can be chilling and I find the music fading into the background; when one or the other sings alongside Okhrimchuk’s violin, the album comes as close as it will get to conventional beauty. There are hints at what I assume to be traditional Ukrainian songs, signposts to those in the know in a language that few in America will understand. Incomprehension makes them no less arresting.

I probably wouldn’t make many friends jamming Nord/Ouest out on the streets of my neighborhood, but I imagine that someone from or familiar with Rivne Polissya might enjoy or understand the album in ways that I don’t. Still, the broad stroke collisions that constitute the album are easy to understand. The dichotomies between old and new, electronic and acoustic, human and inhuman, are at the crux of what Zagaykevych and her compatriots are exploring. It’s no coincidence that the segments of the album that concentrate on the electronics, well executed as they may be, pale in comparison to Nord/Ouest more heterogeneous intersections of sound. Like the inexplicable possessive in the Electroacoustic’s Ensemble’s name, this album leaves the listener with some questions, but Nord/Ouest is often at its best when it’s most mysterious.

Записи концертных выступлений:

Реклама

One response

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s